RusEng

Приготовьтесь, будет долго (2018)

Приготовьтесь, будет долго (2018)
Мой проект — это деконструкция момента, попытка рассмотреть  время, изменив скорость его течения и скорость его восприятия зрителем. Само понятие момента, каким мы привыкли ощущать его в фотографии, распадается на несколько параллельных интерпретаций, являющихся и подобием друг друга, наследующих единую визуальную ДНК, породивших их объекта, но и несомненно отличающихся одна от другой до неузнаваемости.

Однажды меня попросили посмотреть перед публикацией статью об амбротипии — одной из самых ранних, созданной еще в XIX веке, технологии фотопечати. В тексте была такая фраза (то ли цитата, то ли подзаголовок) — «Мы начинаем. Выдержка 20 секунд». И я зацепился за эти двадцать секунд — это же совсем другая фотография, двадцать секунд.. Это почти кино, только в одном кадре. Обычно выдержки измеряются сотыми, а то и тысячными долями секунды. Представьте, что вы снимаете что-то с выдержкой 1/125, это значит, что в двадцати секундах поместиться 2500 таких интервалов. А если 1/250? А 1/2000? Это уже 40 000! Представьте себе 40 000 фотографий одновременно. Двадцать секунд, по сравнению с обычными выдержками, это же почти бесконечность.
Мне сразу вспомнились «Кинотеатры» Хироши Сугимото, проект, снятый в старых американских кинозалах. Сугимото открывал затвор фотокамеры с появлением первых титров, и все время показа фильма экспонировал кадр. На отпечатке получался белый экран, пустота. Но в этом белом экране были все кадры фильма одновременно, а вокруг проступали детали интерьеров, лепнина и пустые кресла зрительного зала.
Двадцать секунд — это другой язык. За двадцать секунд может произойти очень много всего, человек изменится за эти двадцать секунд. Изменится выражение его лица, мысли в его голове, эмоции. Кто-то будет стараться «держать лицо» — губки уточкой, ослепительно-дежурная улыбка, — другой будет ощущать нарастающую неуверенность, третий заскучает, четвертый будет старательно отрабатывать установки, полученные от фотографа и т.д.. И все его сомнения, метания и старания, его скука и напряжение окажутся в одном кадре, наложенные друг на друга, как время.
Через сто лет после изобретения коллоидного процесса Энди снимал видеопортреты на кинокамеру, и по сути, делал то же самое, с той разницей, что он расчленял эти двадцать (или сто двадцать) секунд на сотни кадров, показывая их поочередно.
Двадцать секунд, это Анти-Брессон, никакого решающего момента. Этих моментов — несколько тысяч в одном кадре. Совсем другой опыт, совсем другое переживание.